«Нельзя быть журналистом и не читать новости»

Юлия Усольцева окончила ПГНИУ в 2014 году по специальности «журналистика». С 2010 года работает в ИД «Новый компаньон», с 2017-го занимает должность главного редактора.

В своём посте на Facebook вы отметили, что рады, что вас не взяли на очное обучение в университет, и в ИД «Компаньон» узнали гораздо больше о журналистике. Всё же, что дал вам университет, чего не хватило на заочном обучении?

Когда я поступала в университет, то, конечно, хотела учиться на дневном отделении, но у меня не получилось пройти по количеству баллов. Число бюджетных мест было ограничено. Я очень сильно переживала из-за этого, но в первый же год попала на практику в «Новый компаньон», где сейчас и работаю. Прошло уже больше десяти лет, и со временем я поняла, что для меня всё сложилось к лучшему. У меня появилась возможность сразу же работать, а в университет приходить только на сессию. То, что мне казалось негативным, в итоге оказалось позитивным. 

Университет дает базу, создает фундамент: помогает расширить кругозор, стать эрудированным. Это очень важно, но нельзя забывать, что журналистика — это ремесло, практика, каждодневный труд. Чтобы стать профессионалом, важно набивать руку. И работа в редакции позволила мне с первого курса заниматься этим — учиться писать, узнавать ньюсмейкеров, понять правила журналистики. Реальность отличается от того, что часто говорят на лекциях в университете, на практике всё обстоит несколько по-другому. 

Журналистика — это ремесло, практика, каждодневный труд

Отвечая на ваш вопрос, что дал мне университет: он дал мне понимание, каким должен быть журналист, хорошие знакомства и погружение в свою среду. Лекции по журналисткой этике были полезны. Но работа в издательском доме дала больше, потому что практика — это самое главное в профессии. 

Чего вам ещё не хватило на заочном обучении? Может быть, общения с одногруппниками, студенческой жизни?

Не могу сказать, что у меня была большая потребность в студенческой жизни. Для меня профессиональная самореализация всегда была важнее. Я ощущала своё преимущество за счёт того, что не с пятого курса начинаю работать. К моменту окончания университета у меня уже было имя в журналистике, я сама себя обеспечивала. 

Я ощущала своё преимущество за счёт того, что не с пятого курса начинаю работать.

Если говорить о том, чего мне не хватило во время учёбы на заочке, то, наверное, предметов, которые в целом делают тебя образованным, эрудированным человеком, формируют базу. На заочке ты здесь ухватил, там ухватил, всё в сокращенном виде. Если в плане журналистики я сама всё узнавала, то философией и историей, например, самостоятельно не занималась.

Почему вы выбрали именно эту специальность?

Я ощущала со школьных времён, что русский язык и литература мне интереснее, чем точные науки. Я училась в лицее №2 в филологическом классе, соответственно, мы большое внимание уделяли русскому языку и литературе. Но работа филологом не совсем подходила мне по складу характера. Мне хотелось что-то более прикладное, какое-то ремесло. Таким делом оказалась журналистика. Здесь я смогла применить навыки, которые я получила в лицее — по работе со словом, текстом, анализом и так далее.

Поделитесь своими воспоминаниями о студенческих годах. Вы поддерживаете связь с одногруппниками?

На заочке не такой сплоченный коллектив, как на дневном отделении. Мы встречались только два раза в год во время сессии. Ещё есть такая особенность (и у дневного отделения тоже), что не так много выпускников с кафедры идут в профессию. Как правило, это не больше пяти человек с потока. У нас, например, в журналистике со всего курса только три человека сейчас работают. С ними мы пересекаемся профессионально, поддерживаем связь, а с остальными, пожалуй, нет.

Как и когда начался ваш путь в «Новом компаньоне»? Почему практика именно в «Новом Компаньоне»?

Мне нравилась эта газета, нравились авторы, которые в ней работали, я сама её читала. Я пошла на практику в «Новый Компаньон» целенаправленно. Сама написала журналисту, который там работал, и спросила, могу ли я пройти практику. Так начался мой путь — от практиканта до главного редактора издательского дома.

Так начался мой путь — от практиканта до главного редактора издательского дома.

Вы вернулись в ПГНИУ в качестве преподавателя. Почему решили преподавать дисциплину «выпуск интернет-сми»? Ведь вы главный редактор газеты.

У нас в издательском доме есть не только газета, но и сайт. На него сейчас делается основная ставка. Мы понимаем, что за этим будущее. Даже уже настоящее. Почему я решила стать преподавателем? Мне хотелось стать для студентов проводником в реальную журналистику, отрабатывать с ними практические навыки, давать честную информацию о том, что происходит.

Мне хотелось стать для студентов проводником в реальную журналистику, отрабатывать с ними практические навыки, давать честную информацию о том, что происходит.

Часто выпускники приходят на практику или после учёбы с искаженным представлением о профессии. Учась на журналистике, я сама ощущала, что практики очень мало. Если вы придете и будете мне как редактору рассказывать про Гиляровского — это будет прекрасно, но если при этом не сможете написать новость или репортаж, то мне ваши знания Гиляровского вообще не пригодятся. От вас нужен навык писать тексты и добывать информацию. Мне нужно, чтобы вы ориентировались в информационной повестке. Начав преподавать, я столкнулась с тем, что студенты совсем не читают новости. Нельзя быть журналистом и не читать новости. Вы должны ориентироваться в информационной повестке, должны понимать основных ньюсмейкеров, основные жанры, стили газет, должны понимать, какие есть игроки на информационном рынке, кто из них что из себя представляет. Даже если вы хорошо пишете, используете метафоры и так далее в своём тексте — это не гарантия того, что вы станете хорошим журналистом.

Если вы придете и будете мне как редактору рассказывать про Гиляровского — это будет прекрасно, но если при этом не сможете написать новость или репортаж, то мне ваши знания Гиляровского вообще не пригодятся.

Это ощущается, да. Когда ты приходишь на практику и не знаешь, что нужно делать, у многих такое есть.

Нужно просто каждый день писать. 

Самостоятельно?

Я считаю, что в университете должны учить писать, давать задания, обсуждать информационную повестку со студентами. Иначе получается так, что я, например, прихожу на госэкзамены, прошу дипломников назвать ключевые СМИ, имена журналистов, а они затрудняются ответить.

Автор: Михаил Белоусов

Какое будущее у газет, ведь интернет-СМИ их вытесняют?

Мне нравится, что у нас в издательском доме есть и газета, и сайт. Они друг друга дополняют. Мы закрываем максимум аудитории, потому что у газет всё равно есть свои читатели. «Новый компаньон» два года назад изменил формат. Мы отказались от газетной бумаги, от концепции именно газеты в принципе. Теперь выходим на глянцевой бумаге и по содержанию близки к журналу. У нас публикуются не новости, а аналитические тексты, большие интервью. Мы делаем ставку на медленное чтение. Согласитесь, развёрнутое интервью приятнее читать на бумаге. Тем более, часть нашей аудитории привыкла к печатному формату. Мы часто сталкиваемся с тем, что для людей печатное слово более значимо, это что-то весомое и осязаемое. К тому же, героям публикаций всегда приятно показать печатный материал коллегам или друзьям. 

Мы часто сталкиваемся с тем, что для людей печатное слово более значимо, это что-то весомое и осязаемое.

Расскажите об опыте работы в «Коммерсанте».

Я на три месяца ездила в Москву учиться в академии журналистики «Коммерсантъ». Я работала в отделе политики. У нас была образовательная программа, к нам приглашали разных спикеров — от Натальи Водяновой до министра ЖКХ. Мы практиковались брать у них интервью. Это был такой интересный опыт погружения в московскую информационную повестку.

Вы не рассматривали «Коммерсантъ» как постоянное место работы?

Изначально, когда я туда ехала, рассматривала. Но те зарплаты, которые предлагали в «Коммерсанте», не совсем соответствовали тому уровню доходов, который нужен для проживания в Москве. Зарплаты были бы такие же, как в Перми, но в Москве нужно было бы снимать квартиру, там совершенно другие цены. Поэтому я вернулась в Пермь.

Вы ставили себе цель стать главным редактором?

Я не могу сказать, что это была цель, но эта мысль была в моей голове. Это было связано с тем, что, когда я пришла на практику, главным редактором «Нового компаньона» была Ольга Дерягина. Я её очень уважала как профессионала, меня восхищало, что она стала главным редактором в 26 лет. И тогда закралась мысль — вот бы и мне стать главным редактором в 26 лет. 

И вы стали главным редактором в 26 лет

Да, да (смеётся). Начинаешь верить в то, что когда проговариваешь свои желания и цели, то они сбываются. Честно говоря, я совсем не ожидала этого назначения, потому что в тот момент уже не работала в «Новом Компаньоне». Помню, что отмечала свой день рождения, когда мне исполнилось 26 лет, и промелькнула мысль о том, что моя мечта не сбылась. А через два месяца мне предложили стать главным редактором. Это было для меня очень неожиданно, и я очень удивилась, что всё сбылось в точности, как я когда-то загадывала. 

Что бы вы посоветовали будущим журналистам?

Для журналиста очень важно, чтобы был интерес к жизни и к происходящему вокруг. Нужно природное любопытство, иначе можно быстро выгореть от нахождения в постоянном потоке новостей. 

Нужно не только уметь хорошо писать, но главное — уметь находить информацию.

Нужно не только уметь хорошо писать, но главное — уметь находить информацию. Часто бывает так, что даёшь задание журналисту, а он возвращается и говорит — я не дозвонился, мне отказались давать информацию и т.д. В «Коммерсанте» на стене висел целый свод запрещенных выражений для журналистов: «Я не дозвонился», «Я не нашел телефон» и т.д. Потому что это и есть работа журналиста — найти телефон, найти нужного спикера, проверить информацию. Никто её на блюдечке тебе не подаст. Переписать пресс-релиз — это не журналистика. 

И если вы уже умеете добывать информацию, то тогда уже можно оттачивать мастерство написания статей. Это приходит с практикой. 

Переписать пресс-релиз — это не журналистика.

Я уже говорила, что журналистика — это ремесло. Но это ещё и миссия. Конечно, бывают разные виды журналистики. Но в основе, на мой взгляд, должно быть исследование конфликта. Мы должны рассказывать о болевых точках, которые есть в обществе. Тем самым привлекать внимание к проблемам, чтобы менять мир к лучшему, как бы пафосно это ни звучало.

Текст написан к 20-летию кафедры журналистики и массовых коммуникаций Пермского государственного университета. Спецпроект.

Главное фото: Михаил Белоусов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *