Традиции примирения в культуре и религии народов Северного Кавказа

Россия – многонациональная страна. Если все народы страны будут знать, уважать историю и традиции друг друга, то конфликтов, наверное, между нами будет меньше.

Примирение как традиция в культуре и религии у разных народов является способом возобновления отношений между людьми, и она актуальна издревле. На самом деле, из традиций, сложенных веками, можно многое почерпнуть и современному миру, в том числе и пермякам.

Например, 10,5% населения России – это народы Северного Кавказа. Это древний народ с интересной историей и культурой. И у них есть традиция, которая сохранилась и в наше время – маслаат.

Маслаат или маслиат (сараб.: общее благо, выгода, заинтересованность сторон; с дагестан.: примирение, разрешение конфликтных ситуаций) – своеобразная форма разрешения конфликтных ситуаций.

Всегда считалось, что примирение врагов – дело богоугодное. Маслаат применялся к серьезным конфликтам — ранениям, убийствам, кражам и похищениям женщин. Но были исключения. Например, убийство родственника по восходящей линии, кровного врага, гостя; защита от ограбления, от нападения.

Маслаат — это длительные и сложные переговоры о примирении, с назначением материальной компенсации и обрядов, символизирующих извинения и унижения обидчика и успешное завершение процедуры, направленное на сохранение целостности общины.

Процедура примирения представляла собой следующее: после совершения убийства преступник должен был либо сам покинуть родное село, либо его изгоняли. В изгнании он был затворником – ему запрещалось появление в общественных местах, встреча с родственниками покойного, также нельзя было бриться, стричься. Ранее, до 19 века, дом преступника разрушали, но потом бессмысленную традицию прекратили, а в их дома заселялись другие люди. Ссылались канлы (с тюркского: убийцы, кровники) в отдаленные неблагополучные аулы с плохими географическими и климатическими условиями. Пока они были в изгнании, сообщество общины вело переговоры о маслаате по просьбе родственников убийцы. Свершение мира зависело от обстоятельств совершенного преступления. Устанавливалась денежная или вещевая выплата. Затем родственники канлы (лица мужского пола) выходили с просьбой к потерпевшим разрешить выразить соболезнования. Если они были согласны на примирение, то в назначенный день убийца со своими родственниками собирались у дома убитого. Возглавляли всю процедуры маслаатанезависимые судьи, которые избирались из почитаемых независимых лиц сообщества. Ими были беспристрастные старейшины и местное духовенство. Они выступали перед присутствующими, рассказывая о похожих случаях с благополучным исходом дела и об исламских заветах.

Традиции некоторых горских народов говорили о том, что женщины из рода канлы к дому потерпевшего не шли, а ползли на коленях во главе с преступником. Стуча себя в грудь, женщины плакали и произносили молитвы. Унижая и оскорбляя род канлы, достигалось моральное удовлетворение потерпевших, которое превосходило материальное. Затем следовал обряд срезания волос с головы преступника и поднятие его с колен родственником убитого, что подтверждало примирение. Дальше убийца признавался кровным братом, заменяя жертву в семействе. Примирение могло быть достигнуто только тогда, когда вся родня убитого прощала преступника.

Как в поведении, так и в одежде горцев выражалась скорбь, которая также была их традицией. Женщины и мужчины во время скорби носили шубу и не снимали ее даже зимой, причем мужчины носили на изнанку, повязывались поясом и не брились, никто не стирался.

Маслаатное решение было безоговорочное – вступало немедленно в силу, не могло никем и ничем оспариваться, месть запрещалась. Именно поэтому тяжким считалось преступление кровной мести после вынесения оправдательного решения маслаатом. В случае нарушения такого решения семья нового канлы приговаривалась к пожизненному изгнанию без права возвращения в селение, а убийцу ждала безнаказанная смерть.

Есть примеры о современном использовании процедуры маслаата, например, в Республике Адыгея. Процедура не применяется так широко как в Дагестане, но в определенных ситуациях имеет место быть. К примеру, при похищении невесты. Родственники обеих сторон выясняют, было ли  похищение с согласия невесты, если да, то вопрос решают в пользу молодых. Но есть случаи обращения в правоохранительные органы, которые советуют родителям для начала обратиться к процедуре маслаата.

Кровная месть в Адыгее не сохранилась. Но в каждом ауле сохраняется совет старейшин для урегулирования различных вопросов, связанных взаимоотношениями и жизнью в общине. Например, по ситуациям с автоавариями люди не всегда обращаются к правоохранительные органы. Для всего Северного Кавказа значение имеет не материальное, больше моральное возмещение. Самым большим наказанием является изгнание из общины и отвержение, которое испытывает вся семья провинившегося. Преступивший закон за границами Республики адыгеец боится возвращения домой, так как будет морально осужден со стороны общины. Для них это хуже государственного наказания.

После присоединения Северного Кавказа к Российской империи в 19 веке и по настоящее время маслаат не признан официально, но играет важную роль в разрешении некоторых конфликтов.

В следующей статье пробежимся по традиции примирения Славян. И попробуем дать оценку, какая традиция пустила корни в современном мире.

Главное фото взято с сайта Русская семерка